для голоса, искусственной реверберации и эффекта delay

Название и тема цикла происходят от спектакля Бориса Юхананова и студентов лаборатории МИР5 «Орфические игры. Панк-макраме» (2018).

Источник  появления Орфического цикла — жутко обидный сон. Он весь был одной сплошной маятой и несправедливостью. Эти музыкальные интонации, ставшие потом основой песен (La-a, La-a, La-a, La-a, Laaaaaa-a), я не слышал во сне — во снах музыки и звуков почти не бывает, это огромная редкость. Эти звуки появились как только я проснулся, как сумма, итог, полная картина того сна. Через некоторое время интонации стали видоизменяться и накапливаться во что-то новое. Процесс их накопления выразился в форме строгих классических вариаций, где шаг за шагом из первоначальной интонации вырождается что-то ещё более обидное, невыносимое. Для меня «Орфические песни» — идеальная музыка прощания. Все эти постоянно возвращающиеся гармонические обороты как-будто один большой оборот Орфея — «до-свиданья, до-свиданья, до-свиданья, до-свиданья…».

«Орфические песни» — большой, «классический» вокальный цикл для голоса соло и электроники. Электроника здесь не выполняет функции изменения голоса или создания дополнительного, второго звукового пространства. Её функция — создание нескольких расширяющих голос акустик: эффектов реверберации больших каменных пространств, или эффекта горного эхо. Можно представить себе такое исполнение этой музыки, где сами возможности зала или местности будут подобраны таким образом, что все эти эффекты смогут проявиться в естественном, физическом пространстве, а не электронике. Нечто подобное я находил в горах, кода рельеф сильно различается, и от того, в какую сторону направить звук, меняется «звуковой эффект». Также, подобные эффекты возникали в идеальном сферическом пространстве.

 

 

исполнитель: Алексей Коханов